Любовь это не чувство, а подвиг самоотдачи. Или семейная аскетика ...

Я думаю, из вышесказанного очевидно, что мы имеем дело с очень важной темой. Что же это — страх Господень, если все, имеющие его, как написано, получают так много обетований? Значит ли это испытывать страх, ужас при мысли о Боге? К тому же, разве не написано в 1-ом Послании Иоанна, что в любви нет страха? Цель данной статьи — ответить на эти вопросы. В зависимости от того, чему были научены, люди по-разному понимают страх Господень: Я думаю, что ни одна из этих точек зрения не близка к истине. Начнем с понятия обычного уважения: Уважение, которое подданный царя оказывает таким же подданным, как он сам, и уважение, которое он оказывает царю, - совершенно разные вещи. Даже если он имеет дерзновение перед престолом царя, как мы имеем дерзновение пред престолом Бога через кровь Христа, даже если он сам — сын Царя, кем и мы являемся по вере, - все равно он остается подданным по отношению к Царю.

Добротолюбие - Избранное для мирян

Предисловие Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями. Истины Добротолюбия начертаны письменами святых отцов, имевших ум богопросвещенный и сердце столь чистое, что многие из них еще при жизни, на земле, зрели Бога. Дивные умы и огненные сердца начертали Добротолюбие. Перстный, суетный человек только тогда приобретет эту жемчужину духа, войдет в чертог царственного пира, когда смиренно, сознав немощь ума своего, пятна и раны на сердце своем, с молитвою к Духу Святому раскроет страницы Добротолюбия.

Тогда только, при содействии огненного и очищающего Духа Божия, найдет перстный человек здесь, на земле: Есть два приятия жизни.

Страх Божий есть начало добродетели; она есть порождение веры и это – ее дело; и если не предваряет, то путем всех людей восходи и ты на высоту духовного столпа. . Проливать слезы и плакать – дарование бесстрастных. . или по естеству делает кто правду, или превыше естества восхищается.

Божественное Писание отделяет сей день от прочих и ветхое, пророчествуя о нем, называет его не по порядку исчисления, как второй день и прочие, ибо если бы не отделяло оно сей день, то называло бы его первым; но потому он и называется единою от суббот, то есть из седмицы. В новой же благодати воскресеньем называется этот святой и славный день, ибо в сей день совершились особенные и свойственные Владыке дела, как-то: В этот день, говорит Дамаскин, сотворен был Богом чувственный свет, и в тот же день опять будет пришествие Господне, чтобы на бесконечные веки остался один тот день — восьмой, сущий вне семи веков этих, имеющих дни и ночи.

Но так как мы удостоились узнать от святых цель таковых дел, то познаем и цель каждого предприятия настоящего слова с начала его, свыше. То, что однажды упомянуты в нем наименования книг и святых, сделано для того, чтобы мы всегда вспоминали слова их и соревновали их жизни, как говорит Великий Василий, и для познания неведущим. Знающий пусть вспоминает, а не знающий сего пусть поищет упомянутую книгу.

И как я, будучи невеждой и нерадивым, сподобился пройти столько Писаний, не имея вовсе своей собственной книги или чего-нибудь другого, но всегда быв странником и бедным, хотя и жил я во всяком покое и беспопечительности, со многим наслаждением телесным. Некоторые изречения остались и безыменными, но это произошло от моего невнимания и для того, чтобы не продолжилось слово. Вопросы и разрешения дел общих положены — для знания и благодарения Даровавшему святым отцам нашим ведение и рассуждение, а чрез них и нам, недостойным, и к порицанию нам себя самих, немощных и незнающих.

Сказано было и о праведных, которые в древности спаслись, при великом богатстве и среди грешников и неверовавших людей: Об иноческих наших деланиях было сказано , дабы мы знали, что везде можем спастись, если оставим свои хотения; если же не сделаем этого, то не будем иметь покоя и не можем познать и исполнять Божественной воли.

Страх закона и страх Божий Не могут иметь ко мне никакого отношения[88], есть страх Божий, о котором мы слишком мало знаем и который, к сожалению, утрачиваем, а именно: Это не ужас погибшего грешника перед лицом Святости, а трепет истинного ребенка перед самым любящим из всех отцов; не страх перед тем, что Он мог бы сделать нам, а опасение нанести обиду Ему. Эта последняя область проникновенности — самая глубокая, и она может гарантировать ценность двух других, потому что не бывает провала в жизни тех, кому Господь даровал Свое совершенное спасение.

Теперь обратимся к другой стороне вопроса.

На небесных советах увещевали Люцифера. Сын Божий убеждал его в величии, . Он принес жертву, и Ему было дано имя превыше всякого имени. в любой форме и степени должны побудить всех, есть страх Божий, падших ангелов, посвятили все свои знания и дарования самовозвышению.

С таким крепким упованием христианским и верою не надобно иметь страха. Страх причиняет больший вред: Иные боятся всякой всячины — и лягушек, и мышей, и тараканов, т. Мужественные души никого и ничего не боятся, кроме Единого Бога, а вы, по малодушию своему, всего боитесь, как и святой Давид сказал: А посему не опасайтесь подозрительных людей, ибо кто боится Бога, тот не боится ни воров, ни мошенников. Должно бояться не холеры, а тяжких грехов, ибо смертная коса скосит человека, как траву, и без холеры.

А посему все упование свое возложите на Господа Бога, без воли Коего и птицы не умирают, кольми паче человек преп. Страх — как проявление ненадеяния на свои силы.

Слово о страхе Божием и о любви Божией

Мы так много об этом читали и слышали, что само понятие немного замылилось. Мне хотелось бы дать мое понимание этого. Каким образом страх Божий может быть источником мудрости? Во-первых, стоит для начала признать, что мы не обладаем, и никогда не будем обладать познанием всего или полнотой мудрости. В любой ситуации мы больше угадываем, чем знаем.

Во всех концах земли люди выражают глубокое желание установить всеобщее . ибо никогда Бог не обременял душу превыше ее возможностей. дарование — наиболее похвальное из возможностей человека, ибо с его .. Суть мудрости — страх Божий, трепет пред Его карой и наказанием и.

Предисловие Сведения о жизни и писаниях святого Марка Святой Марк подвижник принадлежит к числу знаменитейших отцов Египетских. Но об обстоятельствах жизни его мало что известно. Строгость жизни и чистота сердца поставили его на высокую степень духовного совершенства. Святой Макарий Александрийский свидетельствует об особенной милости Божьей к нему во время причащения Святых Тайн, которая указывает и на великую силу веры св. Марка, и на пламень любви его к Господу, и на смирение его крайнее.

Святой Марк жил более ста лет, и почил, надо полагать, в начале пятого века. Но он жил и обращался с первыми преемниками жизни и учения святого Антония, а может быть, и с самим Антонием. Благодать Божья, опыты жизни и изучение Слова Божия сделали его глубоковедущим тайны духовной жизни. Не скрывая этого таланта, он учил и писал много, но до нас дошли только некоторые его писания.

В русском переводе издано десять его слов. Патриарх Фотий читал их только восемь, а Никифор Каллист, кроме этих восьми, приписывает ему еще тридцать два слова Церк. В настоящий Сборник берем то, что находится в Добротолюбии, прибавляя к тому наставления, извлеченные из всех других слов, и располагаем все в таком порядке: Послание к монаху Николаю. Оно ставится на первом месте ради того, что в нем содержится очерк подвижнической жизни с начала ее и до конца.

Что значит «страх Божий» – разве Бога нужно бояться?

Мир Божий превыше всякого ума Действительно, Мир Божий прывыше всякого ума человеческого. Вот Христос входил как Царь в Иерусалим и народ признаёт в нём Царя и избавителя и все ликуют и встречают. Но Господь спокоен, Он не радуется этому. Потому, что люди оценивают всё по своему человеческому уму, а Мир Божий превыше нашего ума. Не для того Христос вошёл в Иерусалим чтобы спасать Израильское Царство.

И вдруг: то, что раньше он переживал, как свет и правду Божий, предстало его .. Нисшедший, Он же есть и восшедший превыше всех небес, дабы наполнить Душа не без страха решается говорить о том Свете, который посещает По роду дарований, последствующих искреннему покаянию, человек.

Господи, если будет это во славу Твою, во имя Твое да исполнится. Господи, если по Твоему усмотрению так мне будет и на пользу, тогда даруй мне, что желаю, во славу Твою. Но если по разуму Твоему будет мне от этого вред и ко спасению души моей не послужит, отними мое хотение". Ибо не всякое хотение - от Духа Святого, хотя человеку и кажется праведным, и правым, и добрым. Трудно по правде рассудить, добрый ли дух или злой тебя побуждает желать того или другого, или ты подвигнут твоим собственным духом.

Многим казалось вначале, что от доброго духа в них побуждение, а под конец были они обмануты. Итак, всегда со страхом Божиим и с сердечным смирением надо желать и просить, когда что желательное на мысль приходит:

ЛЮБОВЬ И СТРАХ БОЖИЙ

Нет, я не сомневаюсь, что Всевышний создал подобные планы бытия. Конечно, введение наказания за отказ от почитания такого устрашающего Божества могло и стало прекрасным средством регулирования социальных отношения между высшими слоями общества и низшими, оправдывая в том числе и рабство. К несчастью, в наше время находится немало людей, разделяющих учения внесенные на нашу планету асурами представителями Антимира. Изложенный ниже материал ни в коем случае не претендует на истину в последней инстанции, ибо я прекрасно отдаю себе отчет в важности передачи знания по системе парампары от духовного учителя своим ученикам , опираясь на разум, высшую интуицию и мнение шастр.

Я просто хотел поделиться с читателем своим собственным опытом, ни в коем случае не игнорируя всего того, что является основой точки зрения человека, следующего пути Ведической традиции.

Страх Божий, говорит он, есть начало всех добродетелей и начало залог сего прияли мы в Крещении, а дарование приемлем непременно покаянием. что неестественно и не в порядке, что превыше естества, превосходит.

Но мы сделались так сложны и лукавы, так чужды духовного разума, что нуждаемся в тщательнейшем руководстве и наставлении для правильного и благоугодного служения Богу. Весьма часто мы приступаем к служению Богу при посредстве такого способа, который противен установлению Божию, воспрещен Богом, который приносит душам нашим не пользу, а вред.

Так, некоторые, прочитав в Священном Писании, что любовь есть возвышеннейшая из добродетелей 1Кор. Бог отвращается от этой жертвы нечистой. Он требует от человека любви, но любви истинной, духовной, святой, а не мечтательной, плотской, оскверненной гордостью и сладострастием. Бога невозможно иначе любить, как сердцем очищенным и освященным Божественной Благодатью.

Любовь к Богу есть дар Божий: Напротив того, та любовь, которая принадлежит к числу наших естественных свойств, находится в греховном повреждении, объемлющем весь род человеческий, все существо каждого человека, все свойства каждого человека. Тщетно будем стремиться к служению Богу, к соединению с Богом этой любовью! Он свят, и почивает в одних святых. Этот храм находится в горестном запустении: Преждевременное стремление к развитию в себе чувства любви к Богу уже есть самообольщение.

Оно немедленно устраняет от правильного служения Богу, немедленно вводит в разнообразное заблуждение, оканчивается повреждением и гибелью души. Мы будем доказывать это Священным Писанием и писаниями святых Отцов; будем говорить, что шествие ко Христу начинается и совершается под водительством страха Божия; наконец, покажем, что любовь Божия есть тот блаженный покой в Боге, в который входят совершившие невидимый путь к Богу.

СТРАХ БОЖИЙ. «Соприкосновение» (1721)